Используйте свой социальный профиль для входа

Россия - Государство вынуждено по-прежнему компенсировать потери аграриев от неурожая

Автор: Михаил Чкаников, Российская Газета

Правительство готово перечислить 1 миллиард 300 тысяч рублей на компенсацию ущерба от засухи, который понесли в этом году сельхозпредприятия Южного федерального округа. Особенно пострадали Волгоград и Ростов. Вообще засуха, равно как и потоп, должна «оплачиваться» из бюджета страховых компаний, а не государства. Почему же в России все наоборот?

По словам министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, в этом году застрахованными оказались не более 35 процентов посевов. Причину министр видит в несовершенстве страхового рынка. Так что опять государству придется брать на себя функции «всероссийского страховщика».

«Надо все-таки консолидировать страховые компании, работать пулом, — считает Гордеев. — Тогда государство сможет проводить скоординированную политику». Сейчас же часть мелких страховых компаний не осваивает выделенные на поддержку страхования бюджетные средства, поскольку, считает Гордеев, они «по сути, не могут выполнять эту сложную работу в такой непростой сфере, как сельское хозяйство». Иными словами — некомпетентны и слабы.

«Дело не только в размерах компании, — утверждает руководитель управления аналитики Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Эдуард Гребенщиков. — Некрупные страховые компании могли бы успешно страховать фермерские или личные подсобные хозяйства».

По его мнению, существует несколько причин массовой незастрахованности аграрного производства. Первая заключается в том, что рынок страховых услуг растет, но ему нужно время, чтобы полностью освоиться в аграрном секторе. Да и крестьяне должны привыкнуть делать ставку на страховой полис, а не на госбюджет. В Алтайском крае, где, по мнению Гребенщикова, серьезно занимаются развитием страхования, уже многие сельские хозяева получили соразмерное их потерям страховое возмещение.

Вторая причина — развитие рынка ограничивает недоверие страховщиков к тем сельскохозяйственным предприятиям, которые, например, не соблюдают технологию. И в этом есть свой резон. Эксперты, которые обследовали поля в Ростовской области, говорят: там, где технология соблюдалась, засуха нанесла значительно меньший урон. Иногда на соседних, но по-разному ухоженных полях урожайность отличалась в несколько раз. Третьим серьезным «тормозом» аграрного страхования является то, что в ряде случаев цена страховки действительно очень велика. «Чем выше риски, тем большую тарифную ставку закладывает страховая компания», — объясняет Гребенщиков. И утверждает, что при большом числе страхующихся страховщики могли бы снижать цену страхового полиса. Четвертая проблема кроется в том, что некоторые регионы рассматривают государственную поддержку страхования как источник средств для решения других проблем. В результате сельхозпроизводители получают лишь символические выплаты. А бюджетные деньги, выделенные на страхование посевов и урожаев, перекочевывают в иные сферы.

В свою очередь, вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут добавляет пятую причину слабого развития сельхозстрахования. По его мнению, оно непопулярно среди селян, потому что слишком много времени проходит от наступления страхового случая до получения денег. Например, уже в апреле растениеводам ясно, что их озимые погибли. Если бы страховые компании оперативно расплатились с аграриями, те успели бы на полученные деньги посеять яровые. И не упустить хотя бы часть прибыли. Но на доказательства того, что страховой случай действительно имел место у сельскохозяйственных предприятий, уходят месяцы, и они получают деньги тогда, когда ничего изменить уже нельзя.

О шестой причине «РГ» рассказал руководитель центра сельскохозяйственного страхования «Росгосстраха» Александр Пилипчук. Он уверен, что как раз финансовая помощь аграриям, не застраховавшим урожай, самым негативным образом влияет на развитие рынка. В 2006 году государство возместило «бесстрашным» крестьянам около 1,5 миллиарда рублей убытков от вымерзания озимых культур и многолетних насаждений.

Не будем также забывать, что и бюджетные расходы на поддержку сельскохозяйственного страхования растут с каждым годом. Эти деньги государство тратит на оплату части страховки за сельскохозяйственное предприятие, и крестьяне могут застраховаться вдвое дешевле, чем на самом деле берет за свои услуги страховая компания. Если в 2002 году эти отчисления из бюджета составляли всего 0,2 миллиарда рублей, то в 2007 году — уже 3,4 миллиарда рублей (кстати, общая сумма потерь от засухи в этом году превысила 2 миллиарда рублей). А то, что две трети российских полей так и остаются не защищенными страховыми полисами, говорит о том, что бюджетные деньги «работают вхолостую».

Как видим, собрался довольно тугой клубок проблем, которые не решишь одним махом. Да, рынок аграрного страхования должен набрать обороты, на что потребуется время. Но и этот процесс можно подстегнуть, если, как считают опрошенные «РГ» сельхозпроизводители, будет создана нормативно-правовая база — разработан и принят закон, который описал бы все процедуры и прояснил спорные моменты. Интересно, создание нового закона или совершенствование правил страхования обошлось бы бюджету дороже 1 миллиарда 300 тысяч рублей, которые пойдут на компенсацию потерь от засухи в этом году? Или все-таки дешевле?



Похожие материалы
Новости Статьи Документы