Используйте свой социальный профиль для входа

Казахстан - Куда ни кинь, всюду риск. Проблеммы агрострахования

 

Комментарий www.agroinsurance.com: Мы решили поставить этот материал, так как он наглядно демонстрирует проблеммы понимания сути агро страхования и управления рисками в агро секторе. Производители просто не понимают страхование и невнимательно читают договоры, а страховщики в свою очередь не могут предоставить всю информацию клиенту (часто это зависит от квалификации страховых агентов и сотрудников региональных офисов страховых компаний). Кроме того, страховщики могут предлагать как стандартные продукты, так и специально разработанные для высокорисковых регионов. В странах СНГ часто производители хотят застраховать урожай дешево, как это было в СССР, забывая, что страхование – это такой же бизнес, как и выращивание культур. Страховщик должен получить свою прибыль от деятельности, соответственно, в высокорисковых регионах страховка не может быть копеечной. Так, в некоторых  регионах Италии и Франции только страхование от града стоит 7-12% и даже больше, соответственно страхователь сам должен для себя принять решение – потратиться на страховку или рисковать. Документ дискуссионный, но он четко формулирует задачи для страховщиков по развитию страховых программ и улучшению информированности клиентов. Одними законами здесь не обойдешься.

На обширных казахстанских полях от июньской жары местами уже начали «подгорать» всходы зерновых, начавшиеся кое-где куститься. А крестьяне всё чаще свои взоры обращают к небу в ожидании дождя. Тем не менее поправки в закон об обязательном страховании в растениеводстве, принятые на днях парламентом, всё равно не успеют вступить в законную силу в этом сельскохозяйственном году. Ведь, согласно закону, договоры обязательного страхования в растениеводстве необходимо заключать не позднее 15 календарных дней после посева.

Ситуация: Закон плох, но это – закон

В прошлом году засуха в большинстве районов Западно-Казахстанской и Актюбинской областей, а также в ряде районов Карагандинской области привела к тому, что немало хозяйств осталось без урожая. Но большинство из них так и не смогли реально воспользоваться нормами действующего закона. С одной стороны, договора о страховании тогда заключили от 50 до 75% хозяйств на севере республики. На юге этот процент был ещё ниже. Но и многим из тех крестьян, кто пришёл в страховую компанию за страховкой, её просто не дали, сославшись в одних случаях на несвоевременность оформления документов, в других – на несоответствие предъявляемых ими требований договору. При этом зачастую договоры были заключены таким образом, что интересы самой страховой компании в них учтены гораздо больше, нежели интересы крестьян, которые далеко не все так хорошо разбираются в юридических тонкостях, как юристы страховых компаний.

Были и такие казусы – крестьянин приходит и говорит: вот, мол, засуха посевы повредила, мне бы страховку получить. А ему в ответ: «Что ты, милый, какая засуха, в твоём хозяйстве не было засухи. Вот данные метеослужбы». И хотя метеоданные сняты за 50 километров (а то и более) от крестьянского хозяйства, доказать, что засуха всё-таки была, оказалось практически невозможно. В итоге в прошлом году суды захлестнули иски сельхозтоваропроизводителей, чьи посевы пострадали от засухи, к страховым компаниям. При этом Министерство сельского хозяйства просто не могло не отреагировать на эти сигналы и занялось проверкой их деятельности.

С другой стороны, можно понять и логику действий компаний, взявшихся страховать аграрный бизнес. Уже то, что большая территория республики находится в зоне рискованного земледелия, говорит о многом. Но для разрешения всех этих взаимоотношений и существует закон. Пусть и несовершенный. Одной из его недоработок, считают многие крестьяне, явилось отсутствие типового договора со страховой компанией, который бы мог в последующем снять целый ряд спорных вопросов при их рассмотрении в судах.

Страховые компании в упрёк крестьянам зачастую ставили тот факт, что они не соблюдают технологию выращивания тех же зерновых. А посему, стало быть, не в засухе причина низких урожаев. Безусловно, в этом есть резон. Но, с другой стороны, если так подходить, то сегодня технология выращивания сельхозкультур нередко не соблюдается не только в мелких, но и в крупных агроформированиях. По простой причине – нехватке финансовых средств на те же гербициды, удобрения или покупку высокопроизводительной техники. По логике вещей такие хозяйства, а их пока в республике большинство, изначально вообще не попадают под действие закона в вопросе выплаты им страховки. Все эти нюансы безусловно в самом законе учесть нельзя, но они с успехом могли бы найти своё отражение в типовом договоре.

Какие же поправки в действующий закон внесены? Как отмечает депутат мажилиса парламента, член Комитета по аграрным вопросам Иван Чиркалин, будет определён порядок открытия специального счета Агенту по управлению средствами, выделенными на поддержку обязательного страхования в растениеводстве. Поправками в закон предусмотрено создание условий для кредитования производителей продукции растениеводства под залог застрахованных посевов. В законопроект также вносятся статьи, устанавливающие компетенцию правительства в области страхования в растениеводстве, а также права и обязанности органа гидрометеорологической службы и государственного органа в области чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Регламентированы также сроки и формы представления информации участниками страхового рынка. Как отмечает депутат, в компетенцию местного исполнительного органа района предлагается отнести определение оптимальных сроков начала и завершения посевных работ. Безусловно, учитывая большое разнообразие природных условий республики, это очень важный момент. Уточняются также сроки составления актов обследования площадей, подвергшихся влиянию неблагоприятного природного явления, что вызывало немало нареканий у сельчан в прошлом году.

На вопрос, почему так долго законопроект «путешествовал» в парламенте, Иван Чиркалин ответил, что он был внесён правительством в мажилис парламента 25 апреля. Стало быть, его долго дорабатывали в правительстве, так как рабочая группа по доработке закона была создана ещё прошлой осенью. В свою очередь, и у депутатов накопилось много вопросов. В итоге в него было внесено более 64 поправок. Остаётся надеяться, что страховые случаи в этом году всё-таки не будут испытывать на прочность отечественное законодательство, а крестьяне подавать иски в суды на действия страховых компаний.

Юг: Игра в одни ворота Даже миллион тенге страховки за неполученный в прошлом году урожай пшеницы в аульном округе Берлик не вызвал у земледельцев Приаралья особого желания к сотрудничеству со страховыми фирмами.

– Пример с пшеницей, да ещё на богаре, совсем не типичный, – считает начальник территориального управления Минсельхоза РК по Кызылординской области Бахыт Нуртазаев. – Основной культурой в регионе был и остаётся рис, который, как и хлопок, требует много воды. Дехканам не нравится, что никто не берётся учитывать такой фактор риска, как маловодье. Сегодня проблема затопления рисовых чеков – а они занимают 70 тысяч га – решается на высоком правительственном уровне. По технологии рисовый колос должен находиться в воде, пока не придёт пора колошения и молочного созревания зерна. – Больших денег на селе по-прежнему нет, – продолжает Б. Нуртазаев. – Нынче опять подорожали удобрения и ГСМ. В крестьянских хозяйствах, где на счету каждая копейка, сто раз задумаются: «Стоит ли платить немалую страховку за каждый гектар риса или софлора?».

Известный крепкой хозяйственной жилкой руководитель ТОО «Шиели-Авангард» Константин Хван своё отношение к страхованию оценил одной фразой: «Себе дороже». Константин Васильевич поведал поучительную историю. Минувшим летом прикупили партию породистых коров в Жамбылской области. Процесс акклиматизации в жарком климате перенесли не все новосёлы – три из них пало. Страховку удалось получить только через полгода, да и то «с большим криком». – В таких случаях прежде хватало заключения ветеринаров. Теперь от нас потребовали справку, что температура воздуха в те дни действительно была под 60 градусов. Думаете, чепуха? Ан, нет. Сначала нужно перечислить 100 тысяч тенге синоптикам и заключить договор на обслуживание. Тогда можно располагать прогнозом погоды и, естественно, справкой.

Северо-запад: Зона предкризисного земледелия Казахстан входит в восьмёрку главных мировых экспортёров продовольственного зерна. Урожай в пределах 15 млн тонн в республике собирают даже в самые неблагоприятные годы. Громадные просторы, на которых раскинулись пшеничные поля, дают возможность для получения урожаев при самых неблагоприятных условиях. Хотя практически 70% территории, где расположены сельхозугодья, относятся к зоне рискованного земледелия. Так, к примеру, на западе Казахстана последние два года стояла небывалая засуха и многие фермеры остались без урожая. Потери земледельцев должна была компенсировать сельхозстраховка. Но то ли у страховых компаний не хватило средств, то ли элементарной порядочности, до сей поры часть крестьян не смогла получить компенсационные выплаты, хотя в своё время они, как законопослушные граждане, заключили со страховщиками договоры. При этом, как и любое другое новшество, обязательное страхование со стороны простых фермеров было встречено без энтузиазма и рассматривалось как форма дополнительного оброка. Похоже, это действительно так. Когда к страховщикам выстроились в очередь толпы крестьян за получением компенсаций, они не выдержали и стали искать различные лазейки в законодательстве, чтобы избежать выплаты. Так в качестве подтверждающих документов стали требовать помимо актов о гибели или повреждении посевов ещё и подтверждение метеорологов. Последние, не имея достаточной сети своих подразделений на местах, не всегда могли подтвердить факт природного воздействия на гибель урожая. В итоге пошла череда бесконечных судебных процессов. Так что, учитывая очевидные пробелы в законодательной базе и умение наших граждан находить лазейки, можно смело назвать сельское хозяйство республики зоной предкризисного земледелия.

Крестьяне, которым страховая компания отказала в выплатах, обращаются в суды. За 2005 год и начало 2006-го в производство специализированного межрайонного экономического суда Западно-Казахстанской области поступило 329 исков от крестьянских хозяйств. Общая сумма исковых требований составила 420 819 928 тенге, из них взыскано 339 513 800 тенге, требования в сумме 81 306 128 тенге судом оставлены без удовлетворения. В настоящее время в специализированный межрайонный экономический суд продолжают поступать исковые заявления от крестьянских хозяйств области. Если учесть, что срок давности по данным делам три года, то можно сказать, что страховая компания «Транс Ойл» ещё не раз примет участие в судебных разбирательствах. Хотя по опыту прошлых заседаний суда можно определить сложившуюся тенденцию – процессы выигрывает, как правило, тот фермер, который имеет возможность оплатить услуги экспертов и юристов. Более того, зная о том, что далеко не каждый крестьянин способен выдержать рекомендуемые технологии, страховщики пытаются обвинить в гибели урожая самих фермеров, а не погодные условия. На такой подход разработчики закона, вступившего в действие в 2004 году, явно не рассчитывали…

Центр: Страховаться никто не хочет Карагандинская область закончила посевную. Соответственно, в течение 15 календарных дней представители крестьянских хозяйств должны стать обладателями страхового полиса, который является гарантом возмещения убытков в случае полной или частичной потери урожая. В 2005 году на рынке работ по страхованию рисков в сельском хозяйстве была представлена одна компания. В настоящее время сельхозпроизводители могут заключить страховку с двумя компаниями – «Альянс полис» и «Валют-Транзит полис».

Однако голос «низов» раздражён и недоволен. Крестьянские хозяйства не хотят страховаться. Причина тривиальна: «Нас опять обманули». По словам директора Центрально-Казахстанской ассоциации предпринимателей» (НПО, оказывающее юридическую помощь предпринимателям, в том числе и сельским) Жомарта Алдангарова, «страхование рисков в сельском хозяйстве – дело логичное и полезное, но почему-то в соответствующем законе предусмотрено, как создать проблемы тем, кто уклоняется от страхования (штрафы), а вот механизм реальной поддержки пострадавших от «рисков» не выработан».

В прошлом году из-за погодных условий (июньская засуха с температурой выше 40 градусов и последующие затяжные дожди) урожай зерновых был практически уничтожен. Но потери урожая становятся видны «по факту», так сказать. Порядок осуществления выплат зависит от того, полную или частичную потерю понёс сельхозпроизводитель, но никто не может с уверенностью предсказать масштаб потерь, пока не наступила пора сбора урожая. На деле вышло, что в 2005 году крестьян наказали и природа, и страховая компания. Когда в период сбора урожая крестьяне стали обращаться с сообщениями о том самом страховом случае, они узнали, что им нужно было предугадать такой исход заранее и обратиться тогда, когда произошёл «случай риска» (засуха). В итоге большинство крестьянских хозяйств по сей день пытаются отсудить у страховщика свои деньги.

Юг-запад: В пустыне страховать нечего Земледелие в регионе сопряжено с большими рисками, что, впрочем, не удивительно для здешнего засушливого, резко континентального климата. Присовокупите к этому дороговизну воды для полива. В былые времена в пригородах Актау было много дачников, выращивавших плодоовощную продукцию для собственных нужд и частично для продажи местному населению. Правда, неплохо растут в степи бахчевые культуры. В области действуют несколько хозяйств, поставляющих к столу горожан арбузы и дыни. Однако этот бизнес и так идёт неплохо, посему свои риски на случай неурожая предприниматели не страхуют.

Север: Штраф заплатить выгоднее В СКО страховать свой урожай крестьяне не спешат. Такая же ситуация наблюдалась и в прошлом году. Прочно стоящие на ногах сельхозформирования, которые проводят посевную кампанию без займов в банке, вообще не забивают себе голову таким моментом, как страхование сельскохозяйственных рисков. «Мне легче и выгоднее заплатить штраф, как я сделал это в прошлом году, чем отвлекаться на очередную процедуру выкачивания денег с крестьян», – поделился один североказахстанский фермер. Одним словом, не верят главы крестьянских хозяйств в добропорядочность страховых компаний. Каждый год страхованием сельскохозяйственных рисков в СКО занимаются разные организации, что тоже несколько настораживает. Многие в прошлом году просто заплатили штрафы. Хлеборобы уверены, что даже в случае гибели урожая от погодных условий страховое агентство сделает всё возможное, чтобы не выплачивать компенсацию, тем более, что такие случаи уже были.

Условия страхования рисков, вызванных природными стихиями, в частности засухой, являющейся основным производственным риском большинства северных зерносеющих регионов Казахстана, вызывают много сомнений у крестьян. Засуха в этом случае определяется весьма субъективно – по порогу количества выпавших в период вегетации осадков. Но влияние засухи на сельскохозяйственные культуры определяется не только количеством выпавших осадков, но и показателем влагообеспеченности почвы, в свою очередь зависящим от проводимых хозяйствами в зимнее время влагосберегающих мероприятий. Все эти схемы кажутся запутанными и неэффективными крестьянам, которым и без того хватает забот.

Восток: На каждые сто гектаров по юристу? Лишь нынешней весной крестьянские хозяйства Восточно-Казахстанской области получили от страховой компании «Транс Ойл» компенсацию за понесённый год назад ущерб от стихии. А скандал получился немалый. Крестьяне, понадеявшиеся на порядочность партнёров, «вооружаться» против них не посчитали необходимым. Заключая договор со страховой компанией, никто из сельчан не обратился за консультацией к юристу, а вместо того чтобы, получив отказ о выплате законной компенсации, сразу подать иски в суд, обивали пороги инстанций, жаловались, обращались к местным властям, депутатам мажилиса. Правила решения споров в правовом государстве провинция воспринимает пока лишь «теоретически». Штатных юристов в хозяйствах не содержат. Обращаться в суд не привыкли: «Вроде как не об уголовщине же речь идёт!» И напрасно. Поскольку как раз этой самой правовой несмышлёностью предприимчивые страховщики и пользуются. В этом видится одна из причин сложившейся скандальной ситуации и специалистам. Начальник отдела экономического анализа Восточно-Казахстанского областного территориального управления Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан Каирхан БАЙБУДИНОВ рассказал, что из представленных в области трёх страховых компаний активно с крестьянскими хозяйствами работает только одна – «Альянс полис». Остальные себя не проявляют. Лицензия же компании «Транс Ойл» приостановлена. Нынче есть серьёзное изменение: организацией заключения договоров занимается местная исполнительная власть, которой крестьяне доверяют. Документы тщательно просматривают юристы акиматов, специалисты в состоянии дать исчерпывающую правовую информацию.

Над материалами работали: Николай ЖОРОВ, Татьяна КАЗАНЦЕВА, Ольга КАРТАШОВА, Николай ЛАТЫШЕВ, Екатерина НАЗАРЕНКО, Юлия НАЗАРЕНКО, Ольга ОРЕШНИКОВА и Валерий ХИЖНЯК

Источник – Агрументы и Факты, Казахстан



Похожие материалы
Новости Статьи Документы